Зачем преподавать, если разрабатывать выгоднее. Разговор с GeekBrains +17





Наверное, люди моего поколения помнят, как родители им в детстве говорили: «иди учиться на юриста, экономиста, менеджера или в иняз — тогда будут работа и деньги». Это был жуткий культ отказа от технических профессий. Родители видели, что произошло с ними — советскими технарями — в маленьких городах. Все предприятия и заводы позакрывались, зарплаты не платили по полгода, и кто не спился, ушел в торговлю. Купил там, продал здесь — вот что надо уметь.

Как же быстро поменялся мир.

ИТ стало вездесущим и — говоря их словами — «престижным». Индустрией, куда все хотят. Там, оказывается, важен не диплом, а навык. Там за месяц можно заработать годовую зарплату родителей. А чтобы «войти в ИТ» надо быть просто умным и капельку усердным, почти без рисков.

Спрос рождает предложение, и сейчас программиста из тебя готовы сделать за полгода, в обход старых десятилетних ритуалов получения профессии.

Хорошо это или плохо, не берусь судить. О том, что такое онлайн-курсы, кто и как на них преподает и какие выпускает кадры, мы с fillpackart поговорили с Александром Никитиным, основателем GeekBrains, одним из крупнейших образовательных порталов в России.

Компания Geekbrains получила на «Моём круге» среднюю оценку 4,0 от своих сотрудников, которые особенно выделили интересные задачи и профессиональный рост. Но самым главным критерием оценки для них оказался «Компания делает мир лучше».





Александр Никитин

— Я учился на программиста в Бауманке. Закончил, какое-то время работал. Умел писать сайтики на PHP, знал стандартный стек — JavaScript, html. Внедрял CRM-системы Siebel, Oracle. Может я был излишне самоуверенный, но мне казалось, я очень хороший программист. Нас шесть лет мучили разработкой в Бауманке, гоняли по задачам и разным языкам. На самом деле, это была очень клевая школа.

Потом меня потянуло делать бизнес. Это был 2010 год, в то время онлайн-обучение, вебинары и инфобизнес только набирали первую популярность.

У меня в голове срослись две мысли, что я умею и программировать, и этому можно учить онлайн. Вместе с одногруппником я запустил блог — он тогда назывался «Школа программирования». Мы писали статейки о том, как что делать правильно, стали проводить первые курсы, вебинары.

Так что все выросло из блога на WordPress. У нас был сайт-визитка: «вот наши преподаватели, вот наши курсы, приходите учитесь». Какое-то время мы проводили офлайновые занятия, но потом от них отказались. Сконцентрировались только на онлайне, чтобы не распыляться.

— А почему офлайновые не зашли?

Там больше геморроя. Оффлайн намного сложнее масштабируется. Надо открывать кучу центров по стране, чтобы собирать группы. По соотношению выгод и вложений нам показалось, что лучше не делать этого, а просто уйти в онлайн и сконцентрироваться на нём. Концентрация в бизнесе — да и не только — очень полезная штука.

— (Фил fillpackart) А с вашей точки зрения онлайн не уступает по качеству оффлайну?

Конечно, оффлайн эффективнее. Что скрывать — когда ты сидишь напротив преподавателя, контакт с ним намного лучше.

С другой стороны, если ты учишься онлайн, то можешь в каком-нибудь районном центре в Сибири учиться у очень классного преподавателя из Москвы, крутого специалиста, педагога от бога.

— Как курс выглядел тогда?

Первый курс выглядел очень смешно. Он назывался «PHP за две недели» — я лично его вёл. Он был в формате вебинаров, но только аудио, без картинки. Мы вещали как радио, перед занятиями высылали методички, учебные материалы, говорили «посмотрите на строку 17, там написан такой-то оператор, найдите в нём ошибку». Обратная связь была в виде чата.

Потом, конечно, мы стали проводить типичные вебинары, где на экране показывали контентную часть.


Команда GeekBrains (тогда «Школа программирования») в 2011 году

— Первый курс был про PHP. А как вы выбирали дальше?

После первого курса, который шел две недели, мы замахнулись на большой летний трёхмесячный курс — он назывался «Веб-гуру». Мы отталкивались от того стека технологий, который был нужен человеку, чтобы представлять из себя полноценного разработчика. Если мы берём веб, то это, понятно, JavaScript, html и некоторые фреймворки. Тогда очень популярным был JQuery.

Лично моему самому старшему ученику было 82 года. На самом деле, это очень круто, когда человеку в таком возрасте что-то ещё интересно. Он изучал просто для себя, хотел сделать сайт, не знаю о чем — возможно, о своей жизни. Некоторые люди очень молоды душой и в 80, они бодры, активны, хотят жить и развиваться. И это очень здорово.

— (Фил) Сейчас кажется, что у вас есть курсы вообще по всем технологиям, которые хоть где-то используются. Вы ставили себе задачу покрыть всё?

Я бы не сказал, что задача была именно такой. Мы скорее смотрели, что может пользоваться популярностью, что востребовано. Понимаешь, мы давно существуем — скоро будет девять лет. За девять лет можно много программ насоздавать.

На самом деле, у нас есть даже обратный процесс. Курсы по Руби мы закрыли — хотя сами на нем разрабатывали. Они не очень пользовались популярностью, и снова сработало правило, что лучше концентрироваться, чем рассеиваться.

В 2010-м году нас даже было сложно назвать компанией — всем занимались три человека, и мы отталкивались просто от того, какие возможности у нас есть. Был знакомый одногруппник, программист на C#. И мы стали учить Шарпу, он у нас проводил курсы.



Как GeekBrains живется в Mail.Ru Group


— А когда появилась Mail.Ru Group?

Они появились сильно позже. В 2014 году мы стали не столько учебным центром, сколько сообществом разработчиков, где можно почитать статьи, пообщаться на форуме, посмотреть бесплатные вебинары. Переименовались из «Школы программирования» в GeekBrains. В 2015-м случился очень мощный взлёт. Это заметил Mail.Ru Group, уж не знаю как.

— И как тебе с ними, нравится?

Да. На самом деле, это очень популярный вопрос — понятно почему. Но я полностью отдавая себе отчет могу сказать, что очень нравится — это полная правда. Очевидно, есть минусы большой корпорации, некая бюрократия. Но мы представляли, что такое Mail.Ru Group на момент сделки. Существуем так два с половиной года, и никаких неприятных сюрпризов не было.


Команда GeekBrains в 2018 году

— А на сам момент сделки ты не сомневался?

Нет, потому что устаешь семь лет быть стартапером, хочется признания, надёжных тылов, твёрдой почвы под ногами. В общем, нам хотелось попасть в «Мейл».

— Насколько вы самостоятельны в рамках «Мейла»?

Когда мы обсуждали сделку, нам было важно сохранить большую часть самостоятельности в принятии стратегических решений. Мы её сохранили. У «Мейла» есть сервисные отделы, которые обслуживают все бизнес-юниты группы. Например HR, финансовый отдел, бухгалтерия. Есть, конечно, бренд, большой доступ к экспертизе рынка — очень много с кем есть пообщаться, позвать преподавать, просто перенять знания.

— Как сейчас GeekBrains выглядит за кулисами?

Сейчас у нас в штате работает около 90 человек. Я не включаю преподавателей, их несколько сотен. Преподаватели работают в основном на сдельной основе. Обычно это практикующие программисты, которые приходят к нам вести занятия в качестве хобби.

А в штате все стандартно — есть отделы, которые можно найти в большинстве компаний. Маркетинг, продажи, отдел качества, отдел продакшена, который делает видео ролики, разработка, дизайн, аналитика.

— (Фил) Ваши разработчики работают вместе с разработчиками Мейла?

Наша система написана на Ruby on Rails, а в «Мейле» нет проектов на Руби. Так что, не особо сложилось. Но у наших разработчиков есть профит от «Мейла», потому что проводится много внутренних митапов по новым технологиям, прогеры собираются вместе, делятся мыслями, новостями.

Но с точки зрения разработки — нет, наши пилят свое, «Мейл» — свое.

— (Фил) А «Мейл» не ревьюит ваши проекты технически?

Можно сказать, что нет.



Кто и как придумывает программы обучения




— Кто в постоянной команде занимается самими курсами, придумывает их, находит под них преподавателей?

Около 10 человек занимаются только разработкой курсов. У нас есть направления: обучение программированию, дизайну, маркетингу, управлению. У каждого направления свой руководитель, и у него своя команда — методисты, менеджеры. Они работают только в рамках своего направления, общаются с преподавателями, составляют программы.

Каждая программа состоит из блоков. Если мы учим веб-разработке, то сначала это html, потом серверный язык, потом фронтенд. Есть методисты, которые следят, чтобы блоки были состыкованы.

— Как вообще появляются курсы — от идеи до первых занятий?

Идеи основных курсов на поверхности. Мы коммерческий проект, мы зарабатываем на обучении деньги, и в какой-то степени вынуждены делать продукты, которые будут интересны широкой аудитории. А то, что интересно широкой аудитории, оно понятно, если ты внутри рынка.

Мы проводим постоянные опросы, но они скорее подтверждают наши гипотезы — то, что мы и сами хотели бы запустить.

Дальше дело техники. В работу вступают отделы по направлениям, подбираются эксперты, методисты, которые отвечают за общую идею программы. Дальше по блокам общаемся с экспертами, согласуем контент и начинаем делать.

— Насколько глубоко методисты разбираются в разработке?

Часто это бывшие программисты. Не знаю, бывают ли программисты бывшими.

— Фил, бывают программисты бывшими?

— (Фил) Нет.

Значит методисты — это просто программисты, раз они бывшими не бывают.

— Что сложнее — разработать курс или продать его?

Не знаю, серьезно. Это настолько разные вещи. Иногда бывает, что продавцы говорят: «Продажи — это самое важное, самое сложное, самое нужное. А эта ваша разработка портала — полная херня». А кто-то говорит наоборот. И вот где правда? Каждый своим делом занимается, и слава богу.

— Ну ты, как человек, который находится над этим, можешь видеть, куда уходит больше ресурсов, времени, людей?

Даже по людям — количество методистов и количество продавцов примерно одинаковое. Я даже не могу выцепить метрики, по которым объективно это оценить. По количеству проводимых в офисе часов? Методисты и продавцы как раз проводят больше всего времени на рабочем месте.

Я склонен представлять это как единый организм. Странно говорить, что печень не так важна, как сердце. Каждый отдел, каждый человек важен по-своему.



Откуда берутся преподаватели программирования




— Как вы нанимаете преподавателей?

Мы берем действующих программистов, потому что очень мало кто ищет работу непосредственно преподавателем. Предлагаем им попробовать себя в этой роли. Потом идет целая цепочка действий, собеседований, подготовок. Человек проводит первый бесплатный (для студентов) вебинар.

Мы знакомимся, смотрим фидбэк на его бесплатные мероприятия. Если видим, что всё окей, то начинаем ставить его на группы платников.

— Как эйчар поймёт, что человек хочет быть преподавателем, если он просто практикующий программист?

Вот черт его знает, если честно.
(закадровый смех)

Мы можем искать по рекомендациям, у нас под боком сидит пара тысяч программистов «Мейла», есть к кому обратиться. Но тонкости HR-работы я просто не знаю.

Находим программистов, спрашиваем, не хотите ли преподавать. Возможно, они уже где-то преподают. Если им интересно, завязывается обсуждение.

— (Фил) То есть, нет определённого шаблона и точных критериев, что вот это хороший преподаватель, а это нет?

Хороший преподаватель — это тот, у кого на нашем портале высокие оценки. Когда мы проводим кандидатов по пути до первой группы — бесплатные мероприятия, собеседования — эйчары многое могут предсказать. Построить гипотезы, насколько успешным преподавателем он станет. А когда он проводит первый вебинар, все становится ясно.

В общем, проверяем на деле.

— (Фил) Нет ли проблем с тем, что почти все преподаватели — удалёнщики?

Мне кажется, нет.

— Какой примерно у них получается график работы?

Если мы говорим про одну группу, обычно это два занятия в неделю. Условные понедельник и четверг, примерно два академических часа, плюс проверка домашних заданий, общение с учениками в чате.

— (Фил) И как вы контролируйте их работу? Есть ли система оценки работы именно вами?

Когда человек ведёт вебинар, на него сложно повлиять в данную конкретную секунду. Можно разобраться постфактум, получилось у него или нет. Чтобы это понять, есть оценки каждого урока. Мы видим общую картину: если в оценках появилась аномалия, мы разбираемся, что случилось. Естественно, есть все записи, и мы это увидим.

Плюс, ученики общаются в группах, групповых чатах, и поверь мне, если что-то пошло не так, фидбек прилетает мгновенно. Мы смотрим на косяки, устраиваем разбор, и принимаем решения — корректировать преподавателя, переучивать, адаптировать.

— (Фил) Вам приходилось увольнять преподавателя, который с вами уже давно?

Есть преподаватели, которые стараются, но видно, что это не их конёк. У них стабильно невысокие баллы. Скорее всего, они просто перестанут получать следующие группы. А кто по объективной статистике преподает лучше всех, те преподают дальше и больше.

Но увольнять… такие случаи были, но они супер редкие. Если приходится снимать преподавателя на середине пути, значит он сделал что-то запредельно нехорошее.

— У практикующих программистов часто есть свое уникальное видение. Как его укладывать в общую методологию?

Да, тут должен быть баланс между общей программой, предпочтениями и опытом преподавателя. Поэтому работаем с преподавателями, чтобы они шли в определённых рамках.

С другой стороны, нельзя у них полностью отнимать возможность передать свое видение и свой опыт.



Зачем разработчику тратить время на обучение других




— В чем вообще мотивация преподавателей?

Программисты, люди обычно обеспеченные, у них хорошие зарплаты, и мы объективно не можем конкурировать по деньгам с работодателями, где им платят деньги, как программистам. Естественно, любой труд оплачивается, но для них это не самая выгодная стоимость часа.

Преподавание это такая штука, которая тебе самому должна нравиться.

Реально очень многим ребятам интересно преподавать, интересно помогать начинающим, интересно с ними общаться, может быть даже находить для себя подмастерий, забирать в свой стартап.

Что говорить, мой партнёр Гайк Айрапетян был моим первым учеником на том самом курсе «PHP за две недели». Он стал лучшим студентом, и мы позвали его нам помогать.

Преподавать — это как играть в футбол. Какая мотивация может быть — да я люблю просто. Вот тут ровно также. Ну а мы в свою очередь можем предложить денежку, студентов и как-то оцифровать успешность твоего преподавания.

— (Фил) А почему методисты не работают разработчиками. Это их собственный выбор?

Мы рабов не держим, поэтому, конечно, это их выбор. Не знаю, Фил, подтвердишь ты или нет, но бывают истории, когда разработчики понимают, что не хотят до конца жизни заниматься программированием, им хочется попробовать себя в чем-то ещё.

Бывало, программисты приходили к нам преподавать, начинали ввести курс, два, потом три, потом набирали пять курсов и уже работали фултайм на GeekBrains. Мы брали их в штат, и они трансформировались в методистов. Переключались с разработки на другую деятельность.

— Но как ты и говорил, программисты — обеспеченные люди. С экономической точки зрения выгоднее разрабатывать и дальше. Получают ли они у вас так же, как получали бы разработчиками?

Не знаю, сложно сравнить. Если говорить про уровень мидла, то, наверное, да — примерно столько же они и получают.

Но, например, в Mail.ru есть супер-сеньоры, они получают запредельные деньги, обладая абсолютно уникальный экспертизой. Естественно своей вакансией методиста мы это не перебьем.

Но если сравнивать со средней зарплатой программиста по рынку, то у нас что-то похожее.



Онлайн-курсы vs вузы


— Было такое, что вы увидели чужой курс, и вас раздражало, как он ужасно сделан?

Ты знаешь, нет, мы не раздражаемся по этому поводу. Нам есть от чего раздражаться и без этого.

Но это было отправной точкой вообще для создания проекта. Когда я закончил университет, подумал, что можно и не за шесть лет то же самое пройти и достигнуть. Захотелось просто в более удобном виде дать знание аудитории.

— Ты видишь проблему именно в системе образования?

Честно, я особо не задумываюсь об этом с позиции государства. Я лично очень благодарен вузу, опыту, который он мне дал.

Поэтому, не знаю — нет никакой проблемы.

— Ну вы противопоставляете свои курсы этой системе? Надо шесть лет учиться или достаточно пройти курс?

Да, мы альтернатива вузу с точки зрения получения профессии. Но я никогда не буду отговаривать человека от обучения в вузе, если он закончил школу и думает, что дальше делать — идти учиться, или сразу работать, или на курсы. Я проходил только один путь в своей жизни, и о нём не жалею, поэтому странно было бы отговаривать.

Но если говорить про нашу аудиторию, то приходит очень много ребят, которые уже получили образование — высшее или среднее специальное. Они в какой-то момент поняли, что им интересно программирование. И вот для таких ребят, наверное, проще не тратить ещё пять лет на другой вуз, а провести год в GeekBrains.

— Не лучше учиться самому или сразу работать и учиться на практике?

Если финансовый вопрос стоит не очень остро, то мне кажется, лучше курс. А если стоимость непосильна, то есть Google и огромная куча бесплатного контента. Даже у нас несколько сотен бесплатных вебинаров, бесплатных мини-курсов, которые точно дадут старт. Конечно, все можно пройти самостоятельно.



Можно ли стать специалистом в обход классического пути




— У вас есть люди, которые помогают студентам после курсов устроиться на работу. Как это происходит?

Во-первых, с нами многие компании хотят дружить для набора стажеров. Наша задача — просто свести. Когда набирается курс, либо половина, либо большая часть учеников приходит с целью трудоустроиться. Мы проводим опрос и наблюдаем, выполняют ли они эту цель по мере обучения.

По последним метрикам годового обучения в Geek University, 70% трудоустраиваются в процессе обучения. Оставшиеся 30% устраиваются в течение следующих трех месяцев.

Тех, кто хочет работать, но не может устроиться — их реально очень мало. Спрос на программистов неплохой. Но мы можем помочь, если все равно не получается, привести за ручку к работодателем, помочь составить резюме, рассказать, как вести себя на собеседовании.

— (Фил) Есть два скила — умение работать разработчиком, и знания по разработке, которые пригодятся тебе только на собеседовании. Насколько влияют на программу вещи, которые спрашивают только на собеседованиях?

Насколько я понимаю, мы готовим просто разработчиков, без хитрых подготовок именно к собеседованиям. Разве это какие-то взаимоисключающие навыки? То есть, я реально разное должен знать по разработке?

— (Фил) Не взаимоисключающие, но они не пересекаются на 100%. Если поставить себе задачу хорошо проходить собеседования, ты не станешь хорошим разработчиком, но проходить будешь.

Нет, конечно в первую очередь мы готовим программиста, который будет полноценным именно в работе, полноценным сотрудником своей компании.

— Внутри есть экзамен, чтобы убедиться, что человек готов работать?

Да, безусловно, и курсовые проекты, и тесты, срезы знаний. Но покуда работодатель не захочет взять тебя на работу, ты вряд ли на неё попадёшь. Максимум, что мы можем дать кроме знаний о программировании, — подготовить тебя к собеседованию, рассказать про рынок труда.

— Как быстро можно стать разработчиком с нуля до уровня джуна?

Я думаю, полгода достаточно, чтобы ты стал джуном.

— Мне кажется, сейчас все популярнее идея, что разработчикам стать просто. И мне кажется, вы её тоже продвигаете, вроде, «стань программистом за две недели».

«Программист за две недели» — этой истории почти девять лет. Я потом только понял, что это не так. Но мне абсолютно искренне казалось, что так и есть. В свое время я не знал язык PHP, и на первой работе в рекламном агентстве он был мне нужен. Я взял учебник, сутки над ним сидел, и что-то простенькое у меня стало получаться. Конечно, я был старшекурсником, и у меня был опыт других языков.

Но сейчас больше нет «двух недель» — вот к чему я веду. Самая основательная большая программа, которую мы рекомендуем — это годовое обучение. Есть программы полегче и попроще, но они тоже от шести месяцев. Полгода — это действительно тот срок, когда ты начинаешь что-то из себя представлять.

— Самые злые комментаторы Хабра не согласятся, наверное, и с этим. Скажут, что ты ни за полгода, ни за год не станешь разработчиком. И многие думают, что из-за таких курсов, когда люди с нуля учатся полгода и приходят работать, ломается рынок. Он становится полон неквалифицированных людей.

Я не собираюсь спорить с комментаторами Хабра, поверь. За годы существования я такое количество комментариев слушал обо всем, что мы делаем, что у меня никакого желания спорить нет.

Сейчас у меня нет такого, что мне каждый день комментаторы говорят: «невозможно за год научиться программированию, что вы людей обманываете!» Слава богу, я с ним не пересекаюсь.

— А получаете фидбек от работодателей, к которым пришли люди с ваших курсов?

Да, конечно. Говорят давайте ещё.



— Как ты думаешь, вы эту нишу заняли или создали?

Когда мы только начинали общаться с «Мейлом», мы как раз говорили, что хотим создать рынок. По крайней мере мы точно были драйвером. Не знаю, может быть до сих пор остаемся. Много проектов на нас смотрели, и, наверное, по-прежнему смотрят.

Ты не поверишь, какое количество бывших преподавателей GeekBrains открывало свои школы программирования — я думаю порядка двух или трёх десятков.

— Есть такой анекдот, что лучший способ заработать миллион, это рассказывать, как заработать миллион. Тебе не кажется, что вести курсы — это больше про зарабатывать деньги на наивности, чем реально учить?

Нет, не кажется. Мы не учим и миллион зарабатывать, мы просто даем профессию.

— (Фил) Ты говорил, что преподавать должно нравиться, даже если на этом не заработаешь много. Про компанию можно также сказать?

Я не хочу использовать громких слов, типа «мы семья», но некий общий дух есть. Мы знакомы с основателями SkyEng, и хорошо общаемся. Они как-то раз про свою компанию так сказали: «слушай, мы все немножко повёрнуты, мы как секта, в хорошем смысле. Мы очень заряжены».

И мне кажется, мы тоже в определённом смысле секта. Мы тоже заряжены на что-то очень хорошее.

Вы можете помочь и перевести немного средств на развитие сайта



Комментарии (12):

  1. greabock
    /#19704746 / +1

    иди учиться на юриста, экономиста, менеджера или в иняз...

    В моём случае — сантехника, сварщика, водителя БелАЗ'a и проч. Машинист подвижного состава в этом списке был ближе всего к программированию [ржущий смайлик]

  2. ivan01
    /#19704920 / +2

    Мир поменялся? Ага, щаз, технарям все ещё меньше платят чем менеджерам, юристам и т.д. Хлебных мест для технарей раз два и обчелся и в основном в крупных городах. Термодинамика, механика, гидрогазодинамика, ооочень мало мест с нормальными окладами и с каждым годом всё меньше на протяжении последних четырех лет.

  3. FForth
    /#19705204 / -1

    Забавно, сначала прочитал название статьи, как
    «Зачем преподавать, если разрабатывать выгоднее.»

  4. AlexAV1000
    /#19705206

    А командуют руководят вами юристы и экономисты, а ими — политики.

  5. Yastreb1332
    /#19705248 / +2

    есть поговорка — Кто умеет, тот делает; кто не умеет, тот учит

    • Palich239
      /#19707618

      да ну все учат. Кто-то преподает, а кто-то и в процессе разработки… (коллега?)

    • zxweed
      /#19708620

      а кто не может учить — управляет

    • Tembl44
      /#19709672

      Если на продаже знаний можно заработать больше, чем на их использовании, то эти знания ни стоят ничего.

  6. xfaetas
    /#19705326

    Не знаю, долго ли ещё продлится IT-бум, но обычная инженерия в большинстве случаев — вещь весьма унылая, поскольку мест для трудоустройства почти нет, так что приходится всю жизнь держаться за одну работу.

    Инженерия совмещает в себе недостатки госслужбы (негибкость трудоустройства) и обычной работы (долго до пенсии и никаких гарантий трудоустройства). Высшее образование по инженерии получают в-основном те, кто больше никуда не смог попасть.

    • bugdesigner
      /#19709402

      Для того, чтобы стать хорошим инженером, мало окончить ВУЗ. ВУЗ — это только первая ступенька к тому, чтобы стать специалистом. Всё в ваших руках. А настоящих инженеров не хватает.

      • xfaetas
        /#19709446

        настоящих инженеров не хватает

        Пробовали устроиться специалистом по аэродинамике или процессоростроению? Я бы сказал наоборот: вакансий не хватает.

  7. Exponent
    /#19705828

    По моим наблюдениям, люди неспособные программировать быстро становятся менеджерами и берут больше денег. Вывод: быть программистом невыгодно.