Вся правда о Soft skills +18




Хорошим программистом быть нетрудно — надо всего лишь постоянно учиться. Фреймворки обновляются ежегодно, а популярные языки программирования рождаются каждые пять лет. Вместе с ними нужно изучать инструментарий, лучшие практики, паттерны проектирования и бог знает, что ещё.

Двадцать лет назад все изучали Delphi. Сейчас проекты на Delphi — это глубокое legacy, и все изучают Go. Десять лет назад каждый фронтендер использовал jQuery, а современные фрондендеры могут даже не знать, что это такое.

Так что, правда, учиться надо постоянно.

Но в последние годы мы слышим, что наши технические навыки — так называемые hard skills — далеко не всё, что нам нужно. Помимо фреймворков и языков надо осваивать soft skills. Это нетехнические навыки, которые очень нужны в работе.

А нужны ли?

Нужны ли soft skills программистам?

Среди программистов гибкие навыки пользуются дурной славой. Разберёмся, почему.

Мы, инженеры, долго учимся тому, что умеем. Нам нужны и теория, и практика, чтобы делать свою работу. Некоторые из решённых нами задач можно назвать неразрешимыми, но мы справились даже с ними. У нас есть чёткий критерий профессионализма: не рассказывай мне, какой ты умный, вместо этого реши нетривиальную задачу.

Рядом с нами работают менеджеры, которые не умеют решать инженерные задачи. Они умеют разговаривать. И — чего греха таить — им трудно работать в индустрии. Мы нетерпимы, когда речь идёт об инженерных дисциплинах.

Мы учились своей работе, они — своей. Всё, точка, гибкие навыки нам не нужны. Логично?

Почти. Для полноты картины надо всё-таки убедиться, что технические навыки для инженера важнее социальных.

И это можно проверить. Соответствующие исследование провели Хекман и Кауц в 2012 году. Посмотрите на результаты в таблице 2, где отражено влияние интеллекта и характера на достижения к 35-ти годам.

Если вы умный, вы больше зарабатываете. Но, если вы общительный, вы меньше работаете и меньше выгораете. Мы видим, что влияние интеллекта и характера невелико и соизмеримо.

Ни интеллект, ни характер сами по себе не являются достаточными для жизненного успеха. Но, если уж вы решили развивать интеллект, не стоит сбрасывать со счетов и характер. Если вы работаете в обоих направлениях, вы практически удваиваете свои шансы. Мы видим, что влияние двух факторов вместе почти равно их сумме.

Как это по-русски?

Что же это такое — soft skills? Откуда они появились?

А появились они из большой работы, которую армия США проводила в 50-60 годы прошлого века.

Военные исследовали разные методы обучения, чтобы выбрать самые эффективные из них. Результатом десятилетнего исследования стала Системная инженерия обучения (System Engineering of Training). Исследователи обнаружили, что некоторые навыки легко поддаются измерению. Например, в работе радиста важны скорость передачи и количество ошибок, которые мы можем посчитать без особого труда.

Если мы можем их посчитать мы можем оценить развитие навыка и можем сравнить эффективность методов обучения.

С другой стороны, такой навык, как дружелюбие измерить трудно. Значит, и развитие навыка, и эффективность обучения оценить тоже трудно.

Понятия hard и soft skills ввёл Уитмор в докладе 72-го года. С hard всё понятно — это старые добрые профессиональные или технические навыки. А вот гибкие навыки — это важные рабочие навыки, которые не относятся к техническим, и не зависят от вида деятельности.

У нас в России всё ещё нет устоявшегося перевода. Мне кажется, что прилагательное гибкие не раскрывает понятия. Я предлагаю называть эти навыки социальными или навыками общения.

Дав определение, Уитмор уточняет: если мы можем описать навык и измерить его, он профессиональный. Если не можем, он социальный.

Это замечание усложняет нам задачу. Действительно, что именно нам развивать и как измерять результаты, если социальные навыки так неуловимы?

Какими бывают навыки общения

Марсель Робле из Университета Восточного Кентукки в 2012 году проделал большую работу. Теперь мы точно знаем, что такое навыки общения.

Робле дал своим студентам задание. Молодые люди должны были опросить двух руководителей каждый. Опросы проводились в течение учебного года и касались разных тем. В одном из интервью руководителей просили назвать десять социальных навыков, которые они считали важными.

Всего в списке оказалось 517 навыков. После группировки и фильтрации их осталось 26. Профессор отобрал десять, которые чаще других встречались в ответах.

  • Общение. Устная и письменная речь, умение выступать и слушать.

  • Хорошие манеры. Обходительность, уважительность.

  • Гибкость. Способность к адаптации, готовность к изменениям, непрерывное обучение, принятие нового.

  • Этичность. Честность, моральность, наличие ценностей, правильность.

  • Дружелюбие. Приятность, чувство юмора, заботливость, чуткость, терпимость.

  • Позитивность. Оптимизм, энтузиазм, бодрость, жизнерадостность, уверенность в себе.

  • Представительность. Деловой вид, хорошая одежда, приятная внешность, уравновешенность.

  • Добросовестность. Предсказуемость, надёжность, ответственность, дисциплинированность, желание преуспеть, здравомыслие.

  • Коллективизм. Совместная деятельность, умение ладить с людьми, умение соглашаться, готовность оказать поддержку, сотрудничество.

  • Деловая этика. Трудолюбие, готовность к работе, лояльность, инициативность, мотивированность, соблюдение сроков, присутствие на рабочем месте.

Большая пятёрка

Часть этих навыков не предполагает больших усилий. Деловой вид, хорошая одежда для программистов означают что-то вроде ежедневно принимать душ и менять футболки. Другое дело энтузиазм или честность. Как их измерить и можно ли их изменить?

Ответы на эти вопросы психологи начали искать ещё в первой половине XX века. В 1936 году Олпорт и Одберт выдвинули лексическую гипотезу, предположив, что все черты характера так или иначе представлены в языке. Они проработали словари английского языка и составили список из 4500 прилагательных, описывающих личность.

Через десять лет Реймонд Кеттелл, используя факторный анализ, выделил 16 черт личности и составил первый вариант теста Кеттелла.

Позднее психологи установили, что многие шкалы из теста Кеттелла коррелируют между собой, а, значит, их можно слить. В конечном итоге факторов осталось только пять.

Сейчас они известны, как Большая пятёрка.

  • Экстраверсия. Разговорчивое энергичное поведение у экстравертов, замкнутое уединённое поведение у интровертов.

  • Доброжелательность. Дружелюбие, способность прийти к согласию или желание доказать свою правоту.

  • Добросовестность. Сознательность, честность или склонность к обману.

  • Невротизм. Тревожность, эмоциональная нестабильность или спокойствие и эмоциональная стабильность.

  • Открытость опыту. Любопытство, креативность или консерватизм.

Эти черты характера можно измерить, воспользовавшись, например, опросником 5PFQ, адаптированном для России А. Б. Хромовым. Он есть и в онлайн-варианте. Ответы на 75 вопросов отнимут у вас приблизительно десять минут.

Шкалы большой пятёрки хорошо соотносятся с чертами характера из первого списка, такими, как честность, ответственность, жизнерадостность, терпеливость.

Теперь у нас есть инструмент для оценки, но можем ли мы изменить наш характер? Одним из подтверждений корректности большой пятёрки является устойчивость модели. Измерив наши параметры несколько раз с большими интервалами времени мы получим близкие результаты.

Значит ли это, что характер нельзя изменить?

Можно ли стать добрее?

Хадсон и Фрейли попытались выяснить, можно ли влиять на характер и на какую скорость изменений мы можем рассчитывать. Оно называется Volitional personality trait change: Can people choose to change their personality traits? и датируется 2015 годом.

Я видел его пару лет назад, но сейчас оно исчезло из интернета и доступно только за деньги.

В открытом доступе есть похожий материал тех же авторов от 2018 года, но там нет цифр, которые я сейчас приведу. Придётся поверить на слово.

Для оценки изменений Хадсон и Фейли брали тест большой пятёрки. Они не предлагали конкретных методов коррекции — студенты сами решали, как именно они будут работать над собой.

Лучший результат изменений составил 0,05 сигмы в месяц, средний — 0,02. Это не очень быстро. Впрочем, знание этих цифр, поможет нам адекватно оценивать свои цели.

Сигма — это стандартное отклонение из теорвера. Представим, что наш тест показывает положение человека на шкале интроверсии-эсктраверсии, как число от 0 до 60.

В теорвере формула нормального распределения подобрана так, чтобы всю выборку можно было разделить на шесть сигм. В диапазоне 0–10 окажутся экстремальные интроверты, а в диапазоне 50–60 — такие же экстремальные экстраверты.

Середина нашей шкалы это 30. Середина минус сигма это нижняя граница условной нормы, в нашем случае это 20. Середина плюс сигма — верхняя граница, в нашем случае 40. Нормальные люди (люди в границах нормы) по шкале интроверсии-экстраверсии попадают в интервал от 20 до 40.

Сколько времени потребуется, чтобы добраться от нижней границы нормы до середины, то есть пройти путь в одну сигму? Двигаясь со средней скоростью — 0,02 сигмы в месяц — мы достигнем цели за 50 месяцев. Если мы везунчики, и наша скорость максимальна — 0,05 сигмы в месяц — мы можем рассчитывать на 20 месяцев.

Стоит ли тратить так много времени? Обратимся к исследованиям. Граве, изучая эффективность разных методов, в книге 1994 года показал, что положительных показаний для долговременного анализа нет, а отрицательные есть. Отрицательные показания — это так называемые ятрогенные эффекты, то есть неблагополучные побочные эффекты лечения. Целесообразность длительной работы исследователями не подтверждается. 

Граве сравнивал психотерапевтические практики, но подходят ли они нам? Неужели единственный способ изменить свой характер — записаться на полгода к психотерапевту?

Психотерапия как метод работы

Почему эта идея нам не нравится? Возможно, потому, что представление о терапии мы получили из массовой культуры. Или потому, что мы сомневаемся в её эффективности.

Кто вообще проверял эффективность терапии?

Оказывается, много кто, в том числе и Граве, на которого мы ссылались. В 70-е годы терапевты начали применять научные методы для оценки своей работы.

Чтобы повысить объективность измерений, нельзя полагаться на самодиагностику. Пациент может считать, что ему стало лучше, но так ли это?

Уэкслер, Келли, и другие получили интересные результаты в исследовании 2011 года. Они собирали субъективную оценку после применения лекарств против астмы и сравнивали её с объективными результатами. Первое лекарство было настоящим, второе — ингалятор-пустышка, третье — фейковая акупунктура. Четвёртая группа была контрольной, больных не лечили.

Субъективно, улучшения заметили больные из всех групп, кроме четвёртой. Астматики оценивали эффективность пустышки так же высоко, как и эффективность реального лекарства. Но объективно никакого улучшения не было.

Следующий шаг на пути к объективности — наличие контрольной группы. В книге Думай медленно, решай быстро, посвящённой когнитивным искажениям, Даниел Канеман рассказывает о регрессии к среднему. Многое в нашей жизни имеет естественную тягу к нормальному состоянию. Если вы заболели чем то не очень серьёзным, вы выздоровеете безо всяких лекарств через несколько дней.

Другой пример. Люди в течение жизни становятся более конформными, учатся избегать конфликтов. Это естественный ход вещей. Вы можете считать, что изменения связаны с тем, как вы работали над собой, если работали. Например, на основании «опыта» вы утверждаете, что чтение художественной литературы смягчает характер. Есть ли этому объективное подтверждение?

Ваши результаты надо сравнивать с результатами других людей, которые не подвергались воздействию, и с теми, кто подвергался другим воздействиям. Возможно, кто-то читал научно-техническую литературу и стал гораздо более доброжелательным.

Важное значение имеет и размер выборки. Чем меньше людей принимают участие в исследовании, тем выше вероятность флуктуаций. Учёные решают эту проблему с помощью метаанализа — объединения результатов нескольких исследований.

Эффективные методы

Исследователи давно сравнивают эффективность методов терапии, и эти результаты открыты. Традиционно, самой известной практикой является CBT (КПТ, когнитивно-поведенческая терапия). Последние несколько лет не менее популярна ACT (ТПО, терапия принятия и обязательств).

Эффективных методов немало, помимо перечисленных можно практиковать CFT, DBT, EFT, гештальт-терапией и ещё десятком других.

Важный вопрос: стоит ли посещать терапевта? Можно, но не обязательно. Работа со специалистом может оказаться эффективной в первое время, если у вас небольшой опыт самотерапии.

Но, в нашем случае речь идёт не о лечении, а о небольшой коррекции характера, поэтому самостоятельная работа нам вполне подходит. Нужна лишь подходящая литература, чтобы разобраться.

Поэтому пара книг для начала.

Разум рулит настроением

Книга Д. Гринбергера и К. А. Падески описывает методы когнитивно-поведенческой самотерапии. Мне её рекомендовали, как трудную и скучную, но оказалась, что практики, описанные в книге, очень нравятся программистам. Вам предстоит много писать, заполнять анкеты и отслеживать результаты. Очень похоже на работу программиста.

КПТ предполагает, что многие черты нашего характера сформировались под влиянием убеждений, которые далеко не всегда нами критически осмыслены. Их даже можно считать случайными. Чтобы скорректировать поведение, надо выявлять свои убеждения и подвергать их критическому анализу. Это когнитивная часть работы.

Затем убеждения надо изменить. Здесь нам помогают поведенческие (бихевиоральные) практики, простые и надёжные, как молоток.

Так работает когнитивно-поведенческая терапия.

Ловушка счастья

Книга Р. Хэрриса описывает самотерапию принятия и ответственности. Она дополняет КПТ вот в каком отношении.

Разумом мы можем понимать, насколько правильны и хороши наши новые убеждения, но мы не всегда принимаем их на эмоциональном плане. Трудно отказываться от собственной инфантильности в пользу ответственности, или агрессивности в пользу терпимости.

Быть ответственным трудно, ещё труднее быть терпимым. Как изменить своё эмоциональное отношение? С помощью ТПО. Этот метод помогает принимать неприятные эмоции, которые неизбежно сопровождают нашу жизнь.

Заключение

Время приступить к практической работе. Перечитайте перечень социальных навыков из работы Марселя Робле. Пройдите тест 5PFQ и подумайте, какую черту характера вам бы хотелось изменить.

Выбирайте такую, где у вас всё более-менее хорошо, но хотелось бы чуть лучше. Не беритесь сразу за сложную задачу.

Поищите в Google, что нужно делать, чтобы стать доброжелательнее, общительнее, или добросовестнее. Составьте план на месяц или два.

Каждую неделю анализируйте, как идут дела — что получается, а что нет. Студенты из исследования Хадсона и Фейли, которые еженедельно проводили подобную ретроспективу, показывали лучшие результаты.

И, когда у вас всё получится, напишите об этом статью на Хабр.




Комментарии (84):