Работы или услуги: результат или процесс? Какой договор нужно заключить, чтобы не облажаться +2




Зачем отличать работы от услуг, а услуги — от работ? Действительно ли отличаются эти два понятия? Какие юридические риски влечёт неправильная квалификация действия при заключении сторонами договора? Все эти вопросы встали передо мной, юристом компании Alente, в рамках задачи по наведению порядка в договорной базе. 

Сразу обозначу: содержание статьи не направлено на то, чтобы удивлять коллег из сферы юриспруденции каким-либо фактами или рассуждениями, и даже на то, чтобы привести в пример умопомрачительную судебную практику. Эта публикация — «лишь» объяснение важных нюансов по вопросу разграничения работ и услуг на человеческом языке. Основная её цель — понимание людьми премудростей законодательства. 

Для того чтобы ответить на вопрос «зачем», необходимо понять основополагающую разницу между работами и услугами с точки зрения права. Самое важное отличие кроется в сути действий:

  • Работы выполняются ради достижения результата и считаются выполненными в случае передачи чего-либо материального (ст. 702, 703 Гражданского кодекса РФ). Материальное, как правило, обеими сторонами представляется чем-то одинаковым, благодаря техническим заданиям или другому формату чёткого описания результата. Заказчику при этом не важно, каким образом будет достигнут результат.

  • Услуги оказываются ради процесса (ст. 779 ГК РФ). Да, в ходе оказания услуг тоже может что-то создаваться, но, в отличие от результата работ, который можно «потрогать», оказание услуг направлено на достижение какого-либо эффекта, интересного и важного для заказчика. При этом оказание услуг не гарантирует эффекта «вау». Ещё один важный момент касаемо результата услуг — он неотделим от процесса. 

Отличие в сути действий должны понимать все, кто соприкасается с клиентами, во избежание скандалов, интриг и расследований, а также судебных споров и прочих волнительных моментов, сопровождающих правоотношения. 

Объясню «на пальцах»: когда клиенту предоставляется информация о том или ином продукте, одним из весомых аргументов для гарантированной продажи является трансляция максимальной выгоды, которую можно получить, приобретя продукт. При этом выгода эта может быть отражённой в договоре или же нечаянно отражённой в воображении отдела продаж. 

Возьмём для примера договор на настройку таргетированной или контекстной рекламы. Главным аргументом для покупателя этого продукта, безусловно, являются лиды (потенциальные клиенты, привлечённые с помощью рекламы). И естественно, что компания, которая на протяжении долгого времени успешно настраивает рекламу, действительно приводящую лидов, апеллирует во время переговоров к реальным показателям, достигнутым в уже состоявшихся сотрудничествах. Ещё более естественно то, что у покупателя при виде таких показателей загорается глаз и в голове невольно просчитывается возможная прибыль от прихода аналогичного транслируемому количества лидов.

Есть одно «но». Договор на рекламу, как правило, заключается в формате договора на оказание услуг. Главная (и единственная) обязанность исполнителя по такому договору — настройка рекламы, а не энное количество лидов. Договор на оказание услуг, как уже отмечено выше, не может предусматривать результат, который можно «пощупать». Иначе он лёгким движением руки превращается в договор на выполнение работ. То есть, заключая договор на оказание услуг по настройке рекламы:

  • Исполнитель может обещать только настройку и не должен обещать лидов.

  • Заказчик может желать лидов, но будет обязан довольствоваться только настройкой и надеяться на добросовестность исполнителя и качество оказываемых услуг, которое не нужно будет обжаловать, привлекая независимую экспертизу. «Будет обязан» в том случае, если не решится на переквалификацию договора в судебном порядке со всеми вытекающими последствиями, как то: возложение таки на исполнителя обязанности по приведению злосчастных лидов. Суды, к слову, настолько гуманны, что периодически идут навстречу заказчикам и устраивают «показательные порки» исполнителей, чтобы неповадно было. При наличии доказательственной базы, конечно же.

Логичный вопрос, который может возникнуть в головах читающих статью: а что если компания, настраивая рекламу, гарантирует определённое количество лидов? Логичный ответ: заключать договор на выполнение работ.  


Помимо важности сути действия для выбора договора, необходимо учитывать и другие юридические отличия услуг и работ. Так, у этих договоров разные существенные условия (те условия, без указания которых договор не считается заключённым). Для договора на выполнение работ обязательно указание начального и конечного срока их выполнения. Для договора на оказание услуг срок их оказания необязателен, но предпочтительно его определять, иначе услуги могут оказываться целую вечность или пока заказчика и исполнителя не разлучит «смерть», в виде обжалования в судебном порядке разумности сроков оказания.  Кроме того, для приёма результатов работ стороны обязаны подписать акт приёма-передачи. Услуги можно принять «на честном слове» / опять же, желательно подстраховаться и подписывать акт приёма-передачи в любых непонятных ситуациях /. 

Между работами и услугами с точки зрения законодательства есть отличия и по части реализации действий. Так, исполнитель по договору на выполнение работ может привлекать соисполнителей, если запрет на привлечение соисполнителей прямо не установлен в договоре. В договоре же на оказание услуг должна быть прямо оговорена возможность привлечения соисполнителей. Что касается возможности исполнителя отказаться от договора:

  • Работы должны выполняться во что бы то ни стало, ввиду отсутствия у исполнителя права на немотивированный отказ.

  • Оказание услуг может быть прекращено в любой момент, когда заблагорассудится исполнителю. При условии возмещения убытков, конечно же. Если заказчик их потребует, естественно. 

Помимо указанных отличий, для правильного определения природы договора существует ряд важных нюансов с точки зрения распределения расходов, исходя из налогового законодательства и бухгалтерского учета.


Таким образом, сторонам правоотношений необходимо отличать работы и услуги, в первую очередь для того, чтобы чётко разграничивать, какие права и обязанности они хотят (и могут) друг на друга в ходе сотрудничества возложить. При этом исходить исключительно из субъективной оценки не рекомендуется. Дело в том, что суды и налоговые органы зачастую квалифицируют одни и те же действия и как работы, и как услуги, а в законодательстве отсутствует чёткое разграничение правовой природы между ними. Такие «разброд и шатание» чреваты тем, что при наличии огромного желания одной из сторон договорных правоотношений «насолить» другой стороне возможно длительное и «увеселительное» доказывание  правоты и добросовестности в стиле «не виновата я, он сам пришёл». К слову, одно из самых «страшных» последствий неправильного определения правовой природы договора — признание такого договора незаключённым, а такой договор сродни филькиной грамоте: не порождает ни прав, ни обязанностей, да и оплату по такому договору можно признать неосновательным обогащением. 

Подводя итог всему вышеизложенному, главной рекомендацией хочу обозначить следующее: если при заключении договора возникают сомнения в том, чем являются планируемые действия — работой или услугой, проконсультируйтесь с юристом и налоговиком. От греха подальше. Потому что закон — что дышло, а риски — они и в Африке риски.

P. S. Только представьте: существуют ещё и так называемые смешанные виды действий, которые можно квалифицировать одновременно и как работы, и как услуги.




Комментарии (8):