Почему же люди боятся пауков? +7



image

Арахнофобия – одна из самых распространённых фобий, обладатели которой панически боятся представителей класса паукообразных: пауков, скорпионов и клещей. По данным Американской психологической ассоциации, примерно 6-8 % жителей Западного мира и около 2-4% людей в странах Азии, Африки и Латинской Америки страдают как минимум одной специфической фобией, и почти в 40% случаев иррациональные страхи связаны со всевозможными ползучими тварями. Почему же боязнь пауков и их восьминогих собратьев так глубоко укоренилась в человеческом сознании?

По словам Алана Манавитца – клинического психиатра из нью-йоркского госпиталя Ленокс-Хилл, благодаря жизненному опыту, науке, СМИ и жизни в обществе мы знаем, что многие пауки ядовиты. Это знание провоцирует естественную реакция в виде страха, когда человек видит паука. Впрочем, на протяжении многих лет в научном сообществе идёт спор о происхождении этого страха. Согласно одной из наиболее популярных теорий, виной иррациональной боязни паукообразных является окружение человека. В частности, развитие арахнофобии значительно более вероятно в пределах Западного мира, чем, например, в Камбодже, где жаренные тарантулы и скорпионы считаются деликатесом.

image

Тем временем сторонники природной теории считают, что страх пауков заложен в нас как механизм выживания, сохранившийся со времён первого знакомства наших предков с восьминогими тварями. Наблюдая за поведением паукообразных, древние люди пришли к выводу о том, что многие из них ядовиты. Однако прародители человечества не догадывались, что далеко не все пауки имеют в своём распоряжении достаточно мощные зубы-хелицеры, чтобы прокусить человеческую кожу. Исходя из актуальных научных данных, среди более чем 35 тысяч видов пауков менее 20 представляют для людей реальную угрозу. Эволюционные психологи предполагают, что арахнофобия стала следствием неспособности определить, какие именно пауки могут причинить реальный вред здоровью человека.

image

К слову, эволюционную гипотезу подтверждают многочисленные исследования. К примеру, в 2017 году команда учёных из Института мозга человека и когнитивных наук им. Макса Планка провела эксперимент с участием 6-месячных детей. Испытуемым показывали изображения различных животных и растений, наблюдая за состоянием их зрачков. Исследование показало, что зрачки младенцев расширялись больше всего при взгляде на змей и пауков, что в сочетании с другими физическими признаками служило свидетельством сильного страха. Такие итоги эксперимента позволили учёным предположить, что боязнь может быть врождённой и не обусловленной каким-либо неприятным ассоциативным опытом.

image

По мнению экспертов издания Psychology Today, за развитием арахнофобии может стоять интенсивное отвращение к объекту фобии. Несколько исследований показали, что образ паукообразных полон атрибутов, которые вызывают у людей ощущение неприязни и даже омерзения: ядовитость, волосяной покров, количество ног или глаз, непредсказуемость движений и т. д. Учёные считают, что нередко люди не в состоянии отличить физические проявления отвращения от признаков страха, вследствие чего возникает иррациональная боязнь. В частности, оба состояния имеют схожие симптомы: расширенные зрачки, ускоренный пульс, тошнота. Кроме того, при встрече с объектом фобии люди нередко хмурятся и морщат нос. С точки зрения эволюционной нейробиологии, отвращение, как и страх, играет важную роль для самосохранения живых организмов.

image

Многолетний опыт поведенческих психотерапевтов показывает, что арахнофобия наиболее успешно поддаётся лечению при помощи экспозиционной терапии. Данная техника подразумевает прямое столкновение обладателя фобии с её источником в безопасной, контролируемой обстановке. Суть метода заключается в образовании новых нейронных связей при помощи создания позитивных ассоциаций и воспоминаний.

image

Неплохие результаты также показало экспериментальное применение пропранолола в сочетании с экспозиционной терапией. В 2016 году исследование, опубликованное в журнале Biological Psychiatry, отметило заметный прогресс в преодолении иррационального страха спустя всего несколько дней приёма препарата, сопряжённого с взаимодействием с тарантулом в течение всего двух минут. Через 3 месяца участники эксперимента могли держать паука в руках, а спустя год арахнофобия полностью излечилась. По словам исследователей, такой эффект связан со способностью пропранолола уменьшать эмоциональное воздействие сформированных негативных воспоминаний.

В 2014 году нейробиологи поделились с миром удивительным примером радикального избавления от арахнофобии. Согласно описанному клиническому случаю, пациент получил хирургическую помощь для облегчения приступов судорог, спровоцированных саркоидозом. Хирург удалил участок тканей миндалевидного тела – части мозга, которая, среди прочего, отвечает за формирование эмоций, в частности страха. После данной процедуры арахнофобия пациента невероятным образом обратилась очарованием пауками.

image

Ещё одно необычное исследование, проведённое в 2019 году, продемонстрировало исцеляющий эффект просмотра фильмов «Человек-Паук» и «Человек-Муравей». До и после просмотра отдельных фрагментов этих фильмов участники эксперимента заполняли небольшие опросники. Как ни странно, даже семисекундного отрывка было достаточно, чтобы у некоторых испытуемых уменьшилась интенсивность симптомов. К слову, учёные видят в современных технологиях перспективный инструмент для борьбы с фобиями. В частности, специалисты уже работают над способами применения технологий виртуальной и дополненной реальности для смягчения или даже полного устранения арахнофобии.




Комментарии (29):

  1. Goupil
    /#23784949 / +9

    Истоки арахнофобии скорее всего не ранних этапах появления человека, а куда глубже и дальше - пауков боятся другие приматы. Purgatorius и другие lesiadapiforme, протоприматы, живщие в теплом раннем палеоцене, были размером не больше белки и жили в кронах деревьев многочисленных тогда тропических лесов. Несложно представить,что такого зверька легко мог сьесть крупный паук, и возможно среди прочих хищников, питавшихся протоприматами, пауки занимали существенную долю, что отложилось на наших врожденных страхах. Аналогично со змеями и хищниками - мы не боимся кошачьих per se, так как они сами появились относительно недавно, но мы боимся общего образа хищника, который питался нашими предками когда они еще были мелкими зверьками - отсвет глаз во тьме, острые зубы и когти это наши типичные страхи.

    • Reformat
      /#23785539 / -3

      Расскажите пожалуйста, каким образом, страх вашего пра-пра-пра-деда мог передаться вам? Страхи записываются в ДНК? Не поделитесь описанием механизма?

      • vaslobas
        /#23785619 / +6

        Те кто не боялся пауков были сьедены пауками не успев оставить потомство

        • Arhamont
          /#23785683 / +2

          Хм. А откуда сейчас люди, которые не боятся пауков? Вот я например?

          • vaslobas
            /#23786147

            Нет уже много времени такого фактора отбора как боязнь пауков.

            Когда-то переносимость лактозы была важна и отбор шёл по этому качеству. Щас переносимость лактозы тоже перешла из маст хев в простую фичу.

          • Wesha
            /#23786829 / +2

            А у Вашего далёкого-далёкого предка боялка в процессе наследования поломалась. Но несмотря на это, не он не умер от укуса паука, которого он бесстрашно погладил, потому что обезьяноубивалка у пауков поломалась ешё раньше.

      • SShtole
        /#23786161 / +8

        Расскажите пожалуйста, каким образом, страх вашего пра-пра-пра-деда мог передаться вам? Страхи записываются в ДНК? Не поделитесь описанием механизма?

        С описанием механизма пока всё сложно. В наши дни мы не знаем даже, что такое квалиа — весь пар пока уходит в свисток распознавания котиков. Более того, лет двадцать назад многими считалось и пропагандировалось, что эта задача нерешаема, как квадратура круга. Как же кто-то при этом может сказать, как генетически кодируются эти квалиа?

        Есть такой известный пример: ген HBB, который отвечает в том числе за серповидоклеточную анемию. При определённой мутации он кодирует синтез гемоглобина S вместо гемоглобина A, который полимеризуется и даёт т.н. тяжи. Это приводит к тому, что эритроциты приобретают серповидную форму. Они хуже транспортируют кислород, носители задыхаются, болеют и умирают. Но — повышенная устойчивость к малярии. Поэтому в малярийных регионах мутантов полно. Примечательно, что мутация даёт максимум пользы в рецессивной форме, когда гемоглобина S не слишком много. Поэтому в популяции, где гуляет этот ген (вот карта:

        image

        ) в среднем из четырёх детей один (без мутаций) умрёт от малярии, один (с доминантной формой) умрёт от анемии, а два (с рецессивной) выживут и дадут потомство. Мать-природа — сука. (А Билл Гейтс, напротив — молодец!)

        Сколько времени понадобилось, чтобы это выяснить? Много. А ведь это сравнительно простая причинно-следственная связь. Ген-белок-эритроциты-плазмодии. Что уж говорить о кодировании страхов! Приходите лет через тридцать.

        P.S. Но то, что «Истоки арахнофобии скорее всего не ранних этапах появления человека, а куда глубже и дальше» кажется мне неверным неточным. Неодарвинизм — актуальная версия теории эволюции, предложенная Докинзом — говорит, что ген должен вносить значимый причинно-следственный вклад в собственную репликацию. Иначе он вымывается из генома. Это значит, что хищники нас должны были кушать (а пауки — кусать) совсем недавно (по эволюционным меркам). Мало ли какие признаки у нас были на ранних этапах — мы все бесполезные неминуемо должны были растерять. Я к тому, что появиться страх мог, конечно, давно, но это не слишком важно, важно то, что он, вероятно, подкреплялся до недавнего времени. («Вероятно» — это оценка того, мог ли ген продолжать копироваться по случайности после того, как утратил полезность).

  2. SShtole
    /#23785009 / +3

    Пауки хотя бы ядовитые, а вот что такого сделали нам тараканы, что мы выработали к ним генетическую ненависть? Всегда было интересно. Тараканофобия распространена ещё больше, а причины, приводимые людьми, выглядят надуманными — например, то, что тараканы разносят инфекционные заболевания (мухи не меньше, но мы же к ним таких сильных эмоций не спытываем).

    • drWhy
      /#23785019

      «мухи не меньше, но мы же к ним таких сильных эмоций не спытываем»
      Но не в августе, когда появляются кусачие мухи. В детстве рассмотрел на мухе движущиеся красные точки, думал увидел микробов. Вероятно, были какие-нибудь мелкие паразиты.

      • SShtole
        /#23785101 / +3

        Под «сильными эмоциями» подразумевались не сильные эмоции вообще, а в контексте статьи:

        интенсивное отвращение к объекту фобии

        Попробую описать, как этот quale (ед.ч. от квалиа) переживается изутри. Возникает отвращение, то есть, желание отвернуться и избежать контакта. Оно выливается в эмоции, мотивирующие на действия: страх («беги») и ненависть («бей»), что очень похоже на адреналин. Звучит пафосно, поэтому мысленно поделите описание на 10 ;-P

        Я предлагаю взять, например, исторические свидетельства о Петре I, который посылал в избы человека проверять их на наличие тараканов. Вы можете вспомнить хоть что-то подобное о людях и мухах? Я полагаю, отличается как природа эмоций, так и интенсивность.

    • Wesha
      /#23786837

      (мухи не меньше, но мы же к ним таких сильных эмоций не спытываем)

      Почитайте про оводов, что они с лошадьми (а иногда — и с людьми, если за лошадей принимают) делают — испытаете.

  3. mSnus
    /#23785295 / +4

    Я, например, не боюсь пауков, тараканы и жуки неприятны, но не более, а вот всякие морские многоножки трилобитового вида вызывают отвращение и ужас одновременно.

    Мелкие креветки ещё куда ни шло, но их ножки будят явно где-то в глубине мозга какой-то очень древний страх. Я не шучу, абсолютно серьёзно. А от картинок крупных существ просто передёргивает, ничего не могу с собой поделать.

    Причём я этого о себе не знал, пока не увидел картинку! Жизненного опыта такого точно не было.

    Вот эта безобидная тварь под катом вызывает у меня дрожь и сокращение мышц! Хотя казалось бы..

    Фобия itself

    И хуже всего с мыслью - а вдруг она шелестит?

    Так что полностью поддерживаю "природную теорию", это какие-то дремучие инстинкты.

    • Goupil
      /#23785335 / +1

      Интересно отчего? Я то все живое обожаю (кроме пиявок, их я просто уважаю). Но я-то биолог, мне все живое привычно.

      • mSnus
        /#23785639

        Разумного и логичного обоснования этому поведению у меня не существует , да и вообще я люблю есть креветок) но подсознание против

    • PrinceKorwin
      /#23785419 / +3

      И хуже всего с мыслью - а вдруг она шелестит?

      А она шелестит!!! ;)

    • deepform
      /#23786501 / +3

      И хуже всего с мыслью - а вдруг она шелестит?

      Спасибо, теперь я счастливый обладатель новой фобии

  4. pavel_raskin
    /#23785321 / +4

    Интересно, сколько арахнофобов собирались прочесть материал, но не смогли этого сделать из-за наличия иллюстраций? Я не смог. Спасибо, что на заглавную восьмилапых не вынесли - пришлось бы Хабр забыть на несколько часов, а то и дней.

    • deepform
      /#23787479

      Не знаю сколько собралось, но парочку новых появилось

  5. vs74
    /#23785689 / +2

    Знали бы вы, как меня трясло и коробило, пока читал текст, стараясь не переводить глаза на картинки ))

  6. HEKOT
    /#23786569 / +2

    А я, живя в Австралии, заметил, что более ядовитые пауки (white tailed, red back) выглядят более неприятно. Пауки же "хорошие" типа Хантсмена выгядят очень мило и даже вызывают симпатию (хотя они самые большие в нашей местности).

    Однажды хантсмен даже заставил меня смеяться в голос. Я зашёл вечером на кухню, включил свет, а посередине пола сидит хантсмен. Видимо, испугавшись света, он решил сбежать, но пол на кухне очень скользкий, и паук изобразил несколько очень неловких скачков, прежде чем смог приобрести потребную горизонтальную скорость.

    Но в руки я их всё равно не беру, как и насекомых - неприятно. В юном возрасте играл с мухами и жуками-пожарниками.

    • bahanov
      /#23787155

      Вот в Австралию я точно жить не поеду. После всяких роликов на ютубе типа "теперь он тут хозяин" я благодарен нашему климату в Сибири, что у нас тут не шляются пауки размером с мою ладонь!

      Хотя у нас тут полно пауков, но к ним я отношусь нормально, потому что знаю, что они не ядовиты. Могу взять а руки даже и выкинуть на улицу (и не убивая их, всё таки живое твари), если кто-то забрёл случайно в дом. А вот семья панически боится пауков.

      • PrinceKorwin
        /#23787525

        Все пауки ядовиты. Дело просто в том, что часть из них либо не может прокусить кожу человека, либо яд слишком слабый.

      • snuk182
        /#23787575

        Самая страшная для меня картинка с пауком гуглится по запросу "clock spider". Вот там хантсмен в масштабе.

  7. Max_D
    /#23786779 / +1

    Просто в копилку - пару интересных, на мой взгляд, примеров генетически заложеных реакций:

    • реакция котов на огурцы

    • реакция маленьких детей на траву

    • Wesha
      /#23786843

      реакция котов на огурцы

      Нашим кошкам эти ваши огурцы по барабану. Они спокойны, аки дохлые львы.

  8. Metotron0
    /#23787419

    В детском садике спокойно брали "косиножек", отрывали им ноги, с червяками тоже играли, потом много лет мне была противна даже паутина, не то что сами пауки, сейчас при виде большого паука беру газету и луплю его в кашу, маленького могу игнорировать, ечли он сидит смирно и не у меня на столе, паутину стараюсь не трогать, но уже не так сильно. Червяков тоже одно время сильно недолюбливал, но потом поотпустило.

  9. muhaa
    /#23787629

    . Через 3 месяца участники эксперимента могли держать паука в руках, а спустя год арахнофобия полностью излечилась.

    Да ну, брехня. Как его вообще можно вязть в руки, он ужасен.

    Если серьезно, есть очень много членистоногих, которых боятся люди.

    Я думаю, что существуют древние гены, ответственные за распознавание потенциально опасных существ, в частности достаточно быстрых и достаточно ядовитых. Эти гены просты и далеко не всегда работают правильно. Эти гены заставляли древних людей избавляться от подобных существ в своем жилище и вообще от любых лишних существ. А подобная опрятность в целом увеличивала вероятность выживания, способствуя сохранению этих генов.

  10. ABy
    /#23787705

    сторонники природной теории считают, что страх пауков заложен в нас как механизм выживания, сохранившийся со времён первого знакомства наших предков с восьминогими тварями

    Хм, интересно как возник страх ксеноморфов...

    • drWhy
      /#23787729

      Индуцирован артефактом во избежание неконструктивных поползновений.

      Монолит